Как-то раз он сказал, что помнит те времена, когда рок-н-ролла еще не было

Мне нужен был виски, мне нужен был старый добрый Джек. Старик Лемми, мой бедный старик Лемми. Мы же всегда верили, что ты был бессмертным, нашим бессменнным тузом пик, нашим рок-н-ролллом без тормозов, без компромиссов, честным и громким, настоящим и простым, таким, знаете, просто хорошим другом, ничего лишнего, вроде «лучший», «на всю жизнь», «брат»… Но этот друг никогда тебя не бросит, он неразговорчивый, но ты всегда знаешь, что он будет рядом. Дружище, который пьет целыми днями, но всегда трезв и тебе никогда не придется тащить его домой по скользкой улице с одним фонарем в этак -25, по узкой лестнице с запахом старых квартир, по коридорам, где на стенах ничего нет.

Мы познакомились давно. Я увидел его улыбку через усы и бакенбарды, его прокуренный грубый голос. Теперь мы будем встречаться только на чужих пластинках в чужих проигрывателях. Что сегодня? Убит смертью. Да-да, как Killed By Death.

И по всему миру — поднимаются бутылки виски, старый добрый Джек —
«Покойся круто и громко, Лемми Килмистер», «Покойся с миром, мой друг».

А я опять сижу и сожалею, что меня не было на их последнем концерте, что я тогда сказал — «Они еще приедут, схожу, когда старина Лемми будет вновь здоров». Ох, если бы мы все узнали, если бы нам сказали раньше, если бы кто-то с многодневной щетиной(почти борода), глубоким запахом перегара, в черной ковбойской шляпе на изнанку зашел к нам по своей дороге и сказал — «А знаете, он когда-то умрет, ребятки». То, о чем каждый из нас боялся думать. То, о чем каждый из нас повторял эти старенькие заезженные шутки с рисованных картинок. —

Что бы тогда?… Вот что?

К черту все, включите громче Motorhead!

Звали его Ян “Lemmy” Килмистер… и он играл рок-н-ролл.

Обсудить у себя 9
Комментарии (1)

Память и музыка!

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

   
 — You ever want to be somebody else? — I'd like to try Porky Pig. — I never wanted to be anybody else