Весело и великодушно

Бывает, что кто-то сидит на лавочке, курит у бюста Ленина, потому что на целого Ленина уже сил не хватает смотреть..

Сегодня я придумал молчание. Как серый прокопченный асфальт оно смотрит на меня через облака и ярко-голубое небо. Кто из нас еще верит в анархию? Кто из нас еще верит в равенство? Кто из нас еще верит дедушке Ленину, когда он — картина на стене? Все молчат. Ты молчишь. Я молчу. Мы молчим. Я молчу. Расскажи мне о своей революции, как будто все еще может произойти. Расскажи мне о Достоевском, как будто он не стал копотью и школьными сочинениями. Расскажи мне о перестройке, как будто она еще идет. И о новом мире, пока он еще только предстоит.  

Небо. Небо. Небо. Мы смотрим на него через задымленные стекла и хлопаем в ладоши.

Ты же знаешь. Такие унылые.

Все, что мы умеем — великое ничего.

Все, что мы получим — великое ничего.

Все, что было-сплыло — великое ничто.

И пора это наконец отпраздновать.

Мы смеемся и поем что-то из стареньких шипящих песенок. 

О, дедушка Ленин, что бы ты сделал, если бы не пора тебе спать, потому что в мавзолее — утро?

Примкнул бы ты к левым и развязал новую революцию? Курил бы желтоголовый camel возле своего ленивого бюста? Пел бы с нами «Последнего героя» и читал бы Бродского? Или продавал бы ты в баре ананасную воду? И мыл бульвары возле Невского проспекта.

Cловно ничего и не произошло.

 

Обсудить у себя 11
Комментарии (14)

Что-то умеем...

«Мы — большое пустое ничего.»

«Как прореха в пейзаже, дырка, прожженная сигаретой. Края еще тлеют, а в центре — вообще ничего. Пустота...»

«И в этой пустоте мы тщетно пытаемся обрести себя.»

„Но Пустота не рождается; и Пустота не исчезает. И если ты познал Пустоту, Ты и Пустота – одно и то же”

И если ты пустота, то тебе уже ничего не нужно.

«Тебе просто нравится это ощущение пустоты. Ощущение, что ты — это зеркало, отражающее облака. Плывешь вместе с ними по небу. Рассудок не вмешивается, молчит. Почему он обязательно должен вмешиваться?! Да, мы — тина и грязь. Но мы — грязь, которая разговаривает.»

«Облака уносят так далеко, что ты начинаешь забывать, все что есть.Кто ты есть.Растворяться в без звучном потоке ветра, уплывать, уплывать… Лишь ощущая легкость, ветер несущий тебя и свободу от грязи.Но возвращаясь, вспоминаешь.Все вспоминаешь и мерное тиканье настенных часов дает знать, что ты все еще здесь»

" И был ты вечно, и будешь вечно, и все замороченные пинки твоей ноги о невинные дверцы буфета суть лишь Пустота притворившаяся человеком притворившимся не знающим Пустоты "

Какое довольство знать что когда все сказано и сделано уже не имеет значения? Поэтому жизнь несется дальше, где все определенно или просто. Крутится колесо лет и история идет дальше. Но каждую ночь она по-прежнему спрашивает Господа: «Почему я все еще чувствую те места, из котрых пришел?» и до сих пор не получает вразумительного ответа.

Она жаждет ответа, день за днем и все так же верит, что все можно сделать по другому, красками радуги на белом холсте новой жизни.И все так же пьет свой капучино с ромом по вечерам, сидя на открытом окне.Укрыв себя пледом цвета чистого ночного неба.Вслушиваясь в призрачную тишину.Безконечно повторяя себе что «Жизнь идет так, как и должна идти».И в эти минуты благостного спокойствия.Нет вопросов.И нет ответов.

В эти минуты пустота внутри тихо стонет и шипит свои песни. Неужели так сложно играть без правил? Неужели мы обречены на вечное молчание? Истинные лица, их так просто топить ночью в горячем кофе.

Она закрывает окно и открывает дверь. Тишина еще никогда не казалась такой заманчивой. И воспоминания пустоты просачиваются в открытые летящие мысли, словно занавески из белого простиранного хлопка. Хрупкие и скользящие. Настоящее освобождение, заключенное в даре молчания, что так тяготил всего пару дней назад. Пол-пути домой мы идем в никуда.

Так зачем закрывать те окна?

Через которые светит полная луна.И дует летний воздух, наполняя прохладой в ночные часы.А днем, жаром солнца.Она мечтает как в сонном бреду.Слышит… Смотрит на мир сквозь свою призму восприятия.Они возжигают костры и восхваляют забытых богов.Но ей до этого нет никакого дела.Строят свои жизни на песке восхваляя иллюзии кем то сказаные на давно заброшеной и пустой площади.Где сжигали и вешали.Загнанные в рамки никчемным уставом жизни.

Отпели, забыли.Без дара великого.

Все забыто.

Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

   
 — You ever want to be somebody else? — I'd like to try Porky Pig. — I never wanted to be anybody else