Out On The Tiles

Зеркало, которое отражает воду. Я стою на этом погибшем местечке. Я тону. Я один. Я уже утонул. Но все еще жив и молод. 

Моя улыбка — лишь напряжение скул. Какое дело до того, что люблю я звук зажигающихся спичек? Цвет разгорающихся комфорок, когда на часах — три ночи? Какое дело до того, что я не гожусь на роль героя, даже в собственной книге?

И чувствуешь ли ты, что сегодня через окна в наш заплесневевший сизый дом вдруг пришла весна? И пришло время ожить под рассеянными лучами солнца.

И я все думаю: у весны тоже — свой запах. Даже в Нью-Йорке. Запах выхлопных газов, смешанный с влажным воздухом: слабый намек на морскую свежесть и аромат новой листвы, из которых еще не выветрилось смутное обещание роста и путешествий в далекие страны.

Весна пахнет, как только что сваренный джанк.

Гуляя всю ночь и засыпая, пока не станет светло, провертивая свои старые замедлившиеся мысли, мы будем приклеивать замерзшими пальцами на деревья листья из фетра. Картонные почки и цветы из полимерной глины. Мы будем негромко рассказывать следам зимы на зеленой траве что-то из родного бородатого led zeppelin III. Охранять границы маленьких миров этих глупых скупых рассветов. Ловить падающее в болота небо возле верхушек промерзших берез. Унылые и веселые, мальнькие дурные дозорные, спящие возле глухого ночного костра.

Печальное нам смешно. Смешное — грустно.

Но сегодня ведь пришла весна.

 

Обсудить у себя 12
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

   
 — You ever want to be somebody else? — I'd like to try Porky Pig. — I never wanted to be anybody else