Есть ли смысл?

Какое бы страстное, грешное, бунтующее сердце ни скрылось в могиле, цветы, растущие на ней, безмятежно глядят на нас своими невинными глазами: не об одном вечном спокойствии говорят нам они, о том великом спокойствии «равнодушной» природы; они говорят также о вечном примирении и о жизни бесконечной…(«Отцы и Дети»)

Знаешь, чем я занимаюсь сегодня. Читаю «Отцы и дети» Тургенева. Раньше было вечное краткое содержание. А тут случилось странное. Появилось желание почитать «русскую классику». 

Потрясающая книга о непонимании и нежелании понимать, о родителях детей и детях родителей, об обмане и обманутости, об отрицании или согласии.

Но что действительно впечтлило. Так это то, как Тургенев раскрыл идею революции и революционеров. Аркадий, идущий за Базаровым по пути, в который и сам не верит. Сам Базаров, играющий идеей. Нигилисты, ха-ха. Обманутый Базаров, запертый в рамках своего же собственного бунта. Аркадий, напоминающий Сала Парадайза, спешащего за своим Дином Мориарти. Аркадий, который в результате проживает жизнь подобно тому поколению, против которого боролся. Базаров, сломленный именно тем, что сам пытался сломать.

Эта чертова шутка с плохим концом.

Ты либо разочарован, либо мертв.

От «Вас ждет великое будущее» до «На могилу приходят только его родители».

Внезапная смерть, которая совсем не внезапна, и «Оставьте свечу догарать»

Я нахожу в них что-то общее. 

Во всех историях.

В «1984», «Дом на краю света», «На дороге», «Отцы и дети»., «В диких условиях», «Беспечный ездок»..

Есть ли смысл?

Не мне отвечать на этот вопрос.

«Я нужен России… Нет, видно не нужен. Да и кто нужен? Сапожник нужен, портной нужен, мясник… мясо продает… мясник… постойте, я путаюсь… Тут есть лес...» (с)

Обсудить у себя 1
Комментарии (3)
Комментарий был удален
Комментарий был удален
Комментарий был удален
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

   
 — You ever want to be somebody else? — I'd like to try Porky Pig. — I never wanted to be anybody else